EUR
9899.64
RUB
131.84
USD
8068.17
Сегодня:

Печальный Нобель (Эксклюзив от UPL.UZ)

Печальный Нобель (Эксклюзив от UPL.UZ)

 Ташкент - UPL.UZ. Сегодняшняя наша героиня всемирно известная писательница, которую читают и перечитывают с грустью и со слезами на глазах. Ее книги мгновенно исчезают с книжных полок магазинов всего мира, скачиваются по всему интернету. Она, безусловно, является мировой личностью. Откуда такая популярность? Светлана Алексеевич всю жизнь отдала на то, чтобы собрать как можно больше сведений о войне с уст солдат, их детей и матерей, чтобы показать всему миру всю боль и трагедию людских идей. Сегодня ее произведения актуальны, не правда ли? Мы попытались раскрыть все ее творчество…

 

О книгах:


     В 1985 году вышла ее книга «У войны не женское лицо» — роман о женщинах-фронтовичках. Общий тираж книги достиг 2 миллиона экземпляров, по ней было поставлено несколько десятков спектаклей. Вышедшая в том же году книга «Последние свидетели» также была посвящена войне — с точки зрения женщин и детей. Критики называли оба произведения «новым открытием военной прозы». Ее очередной летописью стал роман об афганской войне «Цинковые мальчики», вышедший в 1989 году. Для сбора материала писательница четыре года ездила по стране и общалась с бывшими воинами-афганцами и матерями погибших солдат. В 1997 году было опубликовано еще одно нашумевшее произведение Алексиевич — «Чернобыльская молитва». Речь в нем идет о жизни после Чернобыля, о попытках человека осознать и обжить новую реальность. После выхода произведения она приобрела невероятную популярность во всем мире. Ей начали присылать письма ее читатели, которые писали, что эти книги должны читать многие политики мира, чтобы ощутить весь страх и боль войны и экологической катастрофы атомной энергии.


Так писалось в одном из писем:


      — Я военный лётчик на пенсии, — пишет Джек Нелсон гражданин США, 1997 год. — Этот сборник личных историй показался мне по-настоящему душераздирающим. Он вызывает эмоции, которые жгут душу. Первая глава заставила меня рыдать до того, как я добрался даже до середины. Я закончил книгу в 11 вечера, но не мог уснуть полночи. Эти истории — обвинительный акт системе и тревожное предупреждение о том, что атомная энергия должна быть под строгим контролем. После прочтения книги я полностью против коммерческого использования атомной энергии. Вот бы мне хватило денег — я бы отправил копию этой книги каждому конгрессмену.


      «Я складываю образ своей страны из людей, живущих в мое время. Я хотела бы, чтобы мои книги стали летописью, энциклопедией поколений, которые я застала и вместе с которыми иду. Как они жили? Во что верили? Как хотели и не умели быть счастливыми, почему у них это не получалось. Я много говорила с женщинами-вдовами, тогда прошло всего лишь 10-15 лет после войны, и люди все время говорили о смерти. Они вспоминали о любви, а о своих мужьях и сыновьях говорили так, как будто те все еще присутствовали в этой жизни», — рассказывала Светлана Алексиевич в одном из интервью.


      Она увидела, что жизнь сама по себе и человеческое страдание – художественно. И это становится формой передачи информации от одной души к другой. «Вот женщина рассказывает о страшном убийстве партизан. Ее мучает мысль: «Как они творили это при лошадях. Ведь они смотрели…» Считаю, что ее взгляд – взгляд художника и наблюдателя, но взгляд сочувствующий и понимающий. Нет, вовсе нет, она не «собиратель ужасов», ее перо не хочет поразить этим читателя – она ищет проявления человеческого духа, когда человек все равно остается человеком.


     По словам Алексиевич, матери и дети страдают еще сильнее, чем мужчины, участвующие в войне. "Когда война заканчивается, женщины продолжают страдать, так как они должны ухаживать за ранеными и даже за душевнобольными. Для меня важна эта мысль: существует культ бога Марса. Тех, кто уходит на войну, мы награждаем орденами. И все же я считаю, что любая война - это убийство. Это варварство. Мы должны убивать идеи, а не людей", - сказала она.


    «Ее техника — мощная смесь красноречия и бессловесности, описывающая некомпетентность, героизм и печаль, — писала газета The Telegraph после того, как «Чернобыльская молитва» была опубликована в Великобритании. — Из монологов своих героев писательница создает историю, к которой читатель действительно может прикоснуться, будучи на любом расстоянии от событий». Главную идею своих книг Светлана Алексиевич сформулировала так: «Я всегда хочу понять, сколько человека в человеке. И как этого человека в человеке защитить».


Почему читать книги Светланы Алексиевич важно, но страшно?


     Вот эпизод из книги «У войны не женское лицо»: «С нами была радистка, она недавно родила. Ребенок голодный... Просит грудь... Но мама сама голодная, молока нет, и ребенок плачет. Каратели рядом... С собаками... Собаки услышат, все погибнем. Вся группа — человек тридцать... Вам понятно? Принимаем решение... Никто не решается передать приказ командира, но мать сама догадывается. Опускает сверток с ребенком в воду и долго там держит... Ребенок больше не кричит... Ни звука... А мы не можем поднять глаза. Ни на мать, ни друг на друга».


     Ее писательский голос абсолютно органично сочетается с ее жизнью. Сама про себя она говорит, что «она —ухо». Слушает, вслушивается, записывает, воспроизводит, выстраивает. Делает достоянием общественности частное, рассказывает о неизвестном, напоминает о забытом. «У войны не женское лицо» — истории женщин-фронтовичек, «Цинковые мальчики» — книга о воинах-афганцах, «Время секонд хэнд» — свидетельства о 1990-х.


    Есть книги, которые читать тяжело. Есть книги, над которыми плачут. Есть те, которые хочется закрыть и больше никогда не открывать. Все это в равной степени относится к документалистике Алексиевич. Она — на разрыв аорты. О той «окопной правде», которую нужно заставлять себя узнать. О жизни, которая хуже смерти. Это повествование, за которым истерики и ночные рыдания в подушку. Сломанные и украденные жизни. Опыт, который меняет навсегда и заставляет сводить счеты с этой действительностью. В недавних интервью Светлана Алексиевич говорит, что хотела бы написать две книги. Одну о любви, вторую о старости. Их хочется прочесть. Но страшно.


О Нобелевской премии:


    Нобелевский комитет единогласно проголосовал за вручение премии по литературе белорусской писательнице Светлане Алексиевич за творчество, «ставшее памятником страданию и мужеству в наше время». Нобелевский комитет проголосовал за вручение ей премии единогласно. «Это выдающийся писатель, большой литератор, который создал новый литературный жанр, выйдя за рамки обычной журналистики», — объяснила решение комитета секретарь Шведской королевской академии наук Сара Даниус, которая и объявила имя лауреата.


    Светлана Алексиевич стала первым с 1987 года автором, получившим Нобелевскую премию по литературе, которая пишет в том числе и на русском языке. Чаще всего премия доставалась авторам, пишущим на английском (27 раз), французском (14 раз) и немецком (13 раз) языках.


    А писать теперь она собирается о любви и старости. Потому что «два раза в жизни человек как бы поднимается на цыпочки: когда говорит о любви и смерти». Может быть, это сейчас самое важное – попытаться встать на цыпочки?


Фахрулло Хамидуллаев,
Главный редактор информационного портала UPL.
Подписаться
Добавить комментарий
Приветствуются только содержательные и адекватные комментарии по теме!
» » Печальный Нобель (Эксклюзив от UPL.UZ)